» » Фильм На западном фронте без перемен смотреть бесплатно онлайн в HD качестве

На западном фронте без перемен

13-08-2019, 12:40
Рассказ о простых немецких школьниках старших классов, которые под действием патриотической пропаганды идут на войну, принимая её как игру, и не знают, что впереди их ждет только смерть.
Сообщить об ошибке
  • Смотреть онлайн
  • Факты
  • Кадры
  • Рецензии
Фильм основан на одноимённом романе Эриха Марии Ремарка.

Сыграв роль Пауля Боймера и получив во время работы над фильмом определенный моральный опыт, актер Лью Эйрз отказался от воинской службы в период Второй мировой войны по морально-этическим соображениям.
Zeit zu leben und Zeit zu sterben

Эта история не является ни обвинением, ни исповедью. Это только попытка рассказать о поколении, которое погубила война, о тех, кто стал ее жертвой, даже если спасся от снарядов. Эрих Мария Ремарк

Тяжело шагая по лужам, шел 1931 год. Повествование я начну именно с этой даты, нарушив хронометраж. Он шел, спотыкаясь на каждом шагу, тревожно глядя на тучи, которые нависли над Европой. Он шел, как безымянный свидетель. В тот год роман Эриха Марии Ремарка был номинирован на Нобелевскую премию, но не получил её. В тот год книги Ремарка были позорно преданы огню. Догорал закат 1930го. Отцветали вишни. Мир увидела первая экранизация романа, которая получила четыре номинации на Оскар, а режиссер и сам фильм стали лучшими. Ни одна из последующих экранизаций не повторит этот успех. Купаясь в ворохах обесцененных банкнот, по Европе с триумфом шагал 1929ый - год громкого взлета и громкого падения. Роман «На западном фронте без перемен» начал триумфальное шествие по миру. Его сжигали, называли антигерманским. Но он жив и по сей день. «На западном фронте без перемен» остается самой продаваемой книгой Германии за всю историю. Эрих Мария Ремарк провел на фронте ровно две недели, никогда не чувствовал на себе горести и бедность приютов для эмигрантов, не был в концентрационных лагерях. Но именно об этом он писал долгие годы, именно это сделало его известным на весь мир. Именно поэтому память о нем жива.

Экранизация Льюиса Майлстоуна стала безусловной классикой жанра. Будучи выходцем из СССР, Майлстоун стал у руля голливудского фильма с нескромным бюджетом в 1,2 миллиона долларов и еще в придачу получил Оскар как лучший режиссер. Перед ним стояла сложная задача - перекроить книгу, в которой повествование ведется от первого лица и события перемежеваны рассуждениями, в монументальное кино о самой несправедливой из войн, о старении без взросления, о смерти без конца. Ну что ж, ему это почти удалось.

От чего разгораются войны? Вы скажете: национальные интересы, борьба идеологий, территориальные претензии. И, увы, вы будете правы. В Первую мировую войну планету окунула ущемленная гордость, тщеславие и мечта о реванше людей, которые правили тем миром. Другим миром. Миром, который еще не перекроила война. Но вместо того, чтобы правителям идти со штыком на правителей, в бой шли юноши, которые только начинали любить мир, которые только учились различать добро и зло. Вместо светлого будущего они встретили смерть, щурящую пустые глазницы из-под кровавых век, боль потерь и невосполнимую пустоту. То, чему их учили раньше, стало бессмысленным, смерти ведь всё равно как ты знал арифметику. Поколению, которое назовут потерянным, пришлось привыкать к новым ценностям и правилам. Не научившись любить - убивать, научиться не видеть в глазах противника душу, спасать себя ежечасно, любой ценой. Серый барак стал домом, более родным сердцу, чем дом, в котором родился, сортир среди макового поля - последняя радость, новые ботинки - мечта, а вши - самые преданные друзья. Ранение - последний способ сбежать, хоть на время, от кошмара позиционной войны, когда затишье сменяется ураганом, когда в любой момент чувствуешь взгляд врага. Когда балансируешь на тонком канате, как самый смелый циркач.

- Осторожно, провод!

Пауль Боймер, Кропп, Леер, Мюллер, Кеммерих смело бросятся в пучину войны. Но скоро они поймут, что стали одними из миллионов солдат, которых ведут в бой чужие интересы, что слава, доблесть, ордена - фантомы, призраки. Что цель номер один - дойти живым до конца, до конца, который пугающе далек, слишком далек, чтобы быть достижимым. Что их окружает слишком плотное кольцо смерти.

- Осторожно, провод!

Между романом и его экранизацией можно найти множество различий. В сравнении, безусловно, вторая выглядит намного слабее. Но фильм, который спустя восемьдесят лет после выхода может показаться устаревшим, и сегодня остается революцией. Небольшой, может быть не тянущей на государственный переворот, но все же! «На западном фронте..» есть и будет фильмом, который нужно увидеть, почувствовать, в который нужно поверить. Фильмом, который вызывает массу чувств - от смеха до неизъяснимой горечи. Фильм, который стал итогом эпохи, которая давно ушла в прошлое, но до сих пор тревожно напоминает о себе. Фильм о вечном противостоянии жизни и смерти.


Артобстрел

От пронзительного визга идут мурашки по коже. Даже глухой грохот взрыва не так страшен, как этот оглушающий визг, ему предшествующий. Особенно жутко становится, когда один звук накладывается на другой и визг продолжается добрые десять секунд. А затем целая череда «Бум-бум-бум-бум-бум». Немецкие солдаты бегут вперед по кладбищу, перед ними взлетают в воздух темные фонтаны земли, дым застилает горизонт, падает переломанный ствол деревца и белая ограда, случайный снаряд выбивает из стоящей тут же церквушки кусок стены. Все это - один статичный кадр.

«На западном фронте без перемен» - экранизация романа Эриха Марии Ремарка, осуществленная режиссером Льюисом Майлстоуном в 1930 году - не просто дает представление о том, на что была похожа Первая Мировая война. Фильм погружает зрителя в себя, дает ему своими глазами увидеть и своими ушами услышать все то, через что прошел сам Майлстоун за пятнадцать лет до этого. Каким-то чудом, изначально снимавшийся как немой фильм и лишь затем озвученный «На западном фронте» не только не стал примитивнее и проще; звук добавил реальности фильма новый, закадровый уровень, отчетливо ощутимый в сценах, когда герои пережидают артобстрел в бункере, который с каждым близким падением снаряда грозит обрушиться прямо на головы солдатам.

Безусловно, это работа настоящего Художника. Художника, которому необходимо высказаться, пусть даже частично слова Майлстоуну подсказывает Ремарк. Год, проведенный на Западном Фронте, позволил режиссеру «прочитать Ремарка глазами участника войны, у которого буквально от каждого слова, от каждой страницы сжимаются кулаки», и снять мощнейший по эмоциональному воздействию фильм даже в условиях голливудской продюсерской диктатуры.

В первой же сцене режиссер показывает, сколь стремительно входит война в мирные прежде дома. Уборка, хозяйка моет полы, хозяин протирает дверные ручки и открывает двери, за дверями же - бесконечная «змея» марширующих темно-серых мундиров. А несколько кадров спустя - класс школы, где активно жестикулирующий усатый старик-учитель призывает своих учеников идти «nach Paris!» Стол учителя расположен ровно между двумя открытыми окнами, за которыми тянется вереница марширующих, и визуально воспринимается как продолжение этой самой вереницы. Война уже внутри, она воплощена в этом старом боевом пруссаке. Напряжение растет, образы грядущей славы встают у мальчишек перед глазами, планы берутся все крупнее и, наконец, наступает совершенно эйзенштейновская кульминация восторженных, безумных лиц. Все выходят из класса и присоединяются к толпе за окном. Война забрала из домов будущее страны.

Ракурс через окно еще раз появится в фильме: разрушенный город, поезд с красным крестом забирает раненых, прибывают главные герои. Юношеский парадный восторг во время подготовки с них сбил офицер-вчерашний почтальон. Их уже потрепало войной, но легонько, не разрушая до основания. И вдруг раздается хлопок. Люди у поезда падают на землю, пресловутый визг падающего снаряда и ближайший к камере дом в клубах дыма теряет стену. Артудар. Толпа людей срывается с места, откуда-то появляется кавалерист, один из героев присел и не может сойти с места у трупа только что убитого солдата, поезд отъезжает. Разрушение продолжается. Обстрел продолжается.

Продолжается, пока на ночном горизонте мелькают вспышки, пока сапоги переходят от одного мертвеца к другому, пока солдаты устраиваются на ночлег в разоренном мебельном магазине, пока массивный кусок стены влетает прямо в шлем, пока падает замертво прежде ненавистный офицер подготовки, пока из семи бывших школьников умирает первый... второй... третий... четвертый... пятый...

Продолжается до точки эмоционального срыва, когда, задержавшись во время боя в проделанной снарядом воронке, главный герой не застает спешное отступление своего отряда, не бьет ножом заметившего его француза и не остается в компании умирающего врага на всю ночь. Тут-то и прорывается наружу все накипевшее в яростном монологе под аккомпанемент грохота взрывов: «Зачем нас послали убивать друг друга? Если бы мы бросили ружья и униформы, ты мог бы стать мне братом. Ты должен простить меня!» Но солдат уж мертв, и лишь на застывших губах, как кажется, видна спокойная, задумчивая, скрывающая боль улыбка.

Ход сюжета дает главному герою шанс выжить. В тылу он и его товарищи встречаются с тремя француженками - такими живыми и такими на первый взгляд отрешенными от войны (но это иллюзия: немцев они впускают только после того, как они предлагают девушкам еду). Получив ранение, герой попадает в госпиталь, где за кадром его буквально выдирают из лап смерти; возвращаясь в палату он триумфально восклицает, провозглашая торжество жизни над смертью: «Смотрите! Я вернулся!» Его отправляют домой, к доброй больной матери и нежной миловидной сестре...

...Но война не ушла из этих мест. Отец с другими усатыми стариками часами сидят в кабаке и регулярно выигрывают войну за всю Германию на карте. Робкие замечания героя о том, что война совсем не похожа на то представление, что есть у поколения отцов, они отметают и продолжают «воевать», размахивая морщинистыми крючковидными руками, которые в кадре будто сжимают то место на груди вернувшегося юноши, где находится сердце.

И становится понятно: от войны нельзя спастись в тылу. Прервать безумие можно лишь двумя способами: либо дезертировать и исчезнуть, как сделал это шестой боец, либо остаться и доводить войну до конца - любого возможного конца - вынося попавшего под бомбардировку друга из пекла в святой уверенности, что он жив, пусть даже голова мертвеца безвольно повисла.

И словно к символу мира - бабочке, нежданно оказавшейся среди обломков, изломанных прутиков и взрыхленной сапогами и снарядами земли - тянется рука высунувшегося из окопа героя. С другой стороны, почти зеркально, так же тянется своеобразная «рука войны» - холодный ствол винтовки. И трагическая разница между двумя руками заключается в том, что длань войны безгранично длиннее, быстрее и безжалостнее. И, согласно всем нелепым и несправедливым законам, она забирает не в горячке боя, но в тихий день, когда все «на западном фронте без перемен».

Истории, рассказываемой Майлстоуном, не нужен эпилог, однако его навязывает режиссерский киноязык и формат высказывания. Ибо ничто не бьет по зрителю сильнее и ничто не заявляет всю бессмысленную бесплодность войны, как черное поле с белыми крестами, над которым, будто призраки, уходят в вечность вчерашние школьники, с мольбой и удивлением в глазах оглядывающиеся на зрителя, задавая вопрос, которому не суждено быть высказанным: «Почему же никто нас не остановил?»

Титры. Напряженное молчание. Грохот артиллерии давно затих, но слух отказывается в это верить и отходить от шока. Льюис Майлстоун пришел с войны, но война не оставила его. Он дал ей ответ своим творчеством, сняв «На западном фронте без перемен». И последним его предсмертным желанием было восстановить свой неоднократно перемонтировавшийся шедевр в исконном виде.


Дождь из свинцовых пуль

Первая Мировая Война. Дождь из свинцовых пуль поливает солдат, реки крови бьются о пороги войны, земля стонет от боли. Где-то там высоко у верховных вождей идут споры о своей правоте, пока солдаты приговорены убивать друга, гадая почему и за что. Голодная жизнь в военных окопах, ежедневные потери друзей искромсали их души, что уже не могут дышать без войны, милый дом где жизнь затаилась, душит спокойствием. На фронт все идут и идут молодые ребята бороться за честь своей страны, в первые дни юнцы почти все погибают. Приходит новый день и новая рота солдат приходит на помощь... но на западном фронте без перемен.

Этот фильм выше всевозможных похвал, аплодисментов и наград. Выдержавший жесткие условия времени, он и по сей день вызывает бурю эмоций, мыслей ни капли не потеряв актуальности и не померк в искусстве кинематографа. От первого кадра до последнего от него невозможно оторваться, хотя порой не остается сил смотреть.

Простые, жизненные диалоги о войне, откуда она приходит и кому это на руку, о ее бессмысленности. Ожесточенные панорамы боевых сцен, ночных бомбежек, убийств и мучений раненных. Движения камеры и плавные наезды вызывают холодок. Самого сюжета в современном его понимании нет, и это еще больше усиливает впечатление. Какой сюжет?! Когда кругом война, голод, смерть и мучения.

Каждый фрагмент фильма можно цитировать бесконечно. Это и пламенная речь Канторека на уроке, когда мальчики решаются броситься в пекло. Это и учения солдат под издевательством бывшего почтальона - пьяницы. Это и встреча молодых солдат с правдой войны. Это и вылазки за едой. Это и история добротных сапогов и смерть их хозяина. Это и пережидание бомбежки в окопе, это и радость возможности выступить в бой. Это и кровавое месиво на кладбище. Это и укрытие от шквального огня на пару с раненным противником. Это и забавная история о встрече с девушками. Это и отчаянные сцены в госпитале. Это и робкое желание прикоснуться к прекрасному - к яркой бабочке. Это и настоящая дружба фронтовых товарищей. И многое, многое другое. И конечно же это история Пауля, с которым мы проходим через все ужасы войны, разочарования в отцах и мрачного согласия лучше быть на фронте, где всё просто - либо ты жив, либо нет.

Кинолента льется мощным потоком с экрана, без одной ноты, здесь нет музыки. Здесь настроение и атмосферу создают окопы, батальные сцены, крики, взрывы, шепот, истерия и превосходная актерская игра. Никого не возможно исключить - все играют правдоподобно и натурально выражая все эмоции от восторга до отчаяния, разочарования и ужаса. Лью Эйрз, играющий Пауля, выражает эмоции глазами, печальной улыбкой и душой. Его Пауль это Эверест для других актеров, взойти на который дано не каждому, воистину мощнейшая актерская игра.

«На западном фронте без перемен» это огромный, необъятный пласт, собравший множество наград. Антивоенная ода солдатской судьбе, признанная множеством зрителей нескольких поколений. Упрек вершителям судеб калечащих человеческие жизни. Призыв извлечь урок...

Однако за тысячу лет ожесточенных кровопролитных войн человечество неистово продолжает отправлять своих детей на алтарь Марса. Океаны криков и слез не научили вершителей судеб отказаться от войны... у людей пока все еще без перемен...
загрузка...
На Newfilms.tv вы можете посмотреть фильм "На западном фронте без перемен" не только на компьютере, но и на телефонах и планшетах Андроид (Android) и iOS - Айфон (iPhone) и Айпад (iPad), а также на Smart TV совершенно бесплатно и без регистрации.

Комментарии: 0

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
up